Размер шрифтов: A A A Отключить

Официальный сайт администрации

МО «АГУЛЬСКИЙ РАЙОН»

+7 (243) 2-21-10

Телефон доверия

+7 (243) 2-21-13

Горячая линия

Новости

​Терроризм - международная угроза России

​Терроризм - международная угроза России

Терроризм — международная угроза России

Нынешняя ситуация на Украине напоминает эпоху гражданской войны с Симоном Петлюрой с его сечевиками, Нестором Махно с тачанками Гуляйполе, с одной стороны и красноармейцами во главе с Николаем Щорсом и Александром Пархоменко с другой стороны. История, к сожалению, повторяется и не с лучшей стороны для Украины. Антитеррористическая операция силовых структур Украины против юго-восточных ополченцев проводится, но любые военные действия предполагают наличие погибших и раненых с обеих сторон. Киев скрывает реальные масштабы потерь, и в официальную статистику попадают только военнослужащие регулярной армии и сотрудники МВД. 1 июля Минобороны и МВД Украины официально заявили, что в ходе боевых действий погибло 197 лиц, участвующих в операции на стороне нынешних киевских властей и 619 ранено, 29 находится в плену у ополченцев. Что касается противоположной стороны, то за последние 3-4 дня, в результате бомбардировок и обстрелов из артиллерии, погибло 160 мирных жителей.

По мнению военного обозревателя «Аргументов недели» Ярослава Вяткина, опубликованному в номере 23 от 26.06.2014 года, «оценочные цифры потерь сильно зависят от степени пристрастности. Кто-то пишет 2500 и даже 5000 убитых солдат, но это, конечно, ерунда, не меньшая, чем россказни спикеров карательной операции про 500 убитых в бою ополченцев. По наиболее адекватным оценкам, боевые потери киевских формирований составляют примерно 1000-1300 человек только убитыми. Потери ополчения Новороссии ниже: примерно 300 человек, но и они чувствительны, учитывая меньшую численность формирований юго-востока». При этом официальный Киев в сводках не учитывает гибнущих десятками и сотнями членов Национальной гвардии, «Правого сектора» и различных спецбатальонов. По данным Комитета солдатских матерей Украины на 1 июня потери Нацгвардии и прочих военизированных формирований превышает 2000 человек. Только в крохотный городок Нежин ещё в начале мая привезли 40 гробов. Кроме сотен тех, чью смерть просто замалчивают, есть ещё списки «пропавших без вести», «дезертировавших», и так далее. Автор не берёт на себя ответственность анализировать современную внутриполитическую обстановку на Украине, но на основе доступных в открытой печати фактов можно с уверенностью сказать, что у России появились новые террористические угрозы со стороны определённых радикальных политических сил Украины.

Как сообщает «Экспресс-газета» № 25 от 23.06.2014 г. недавно «В Днепропетровске прошла встреча лидера крымско-татарских радикалов Мустафы Джемилева и губернатора Игоря Коломойского. Единомышленники обсудили „Меморандум о взаимопомощи в борьбе за освобождение оккупированного Крыма“. Суть его заключается в начале широкомасштабного финансирования Коломойским подрывной деятельности на полуострове. Идея создания карательного „крымско-татарского“ батальона появилась после встречи Коломойского с заместителем госсекретаря США Викторией Нуланд, которая поставила задачу: любым образом дестабилизировать обстановку на новой российской территории.

В подтверждении вышеуказанного, можно привести пример с событиями, имевшими место в мае нынешнего, 2014 года, когда сотрудникам ФСБ России удалось предотвратить серию терактов в Крыму. Спецслужбы задержали членов диверсионно-террористической группы „Правого сектора“, планировавших взрывы и поджоги в Симферополе, Ялте и Севастополе. „Следственным управлением ФСБ России расследуется уголовное дело в отношении Сенцова О.Г., Афанасьева С.Г., Чирния А.В., Кольченко А.А, осуществивших в составе террористического сообщества приготовление к совершению террористического акта, — взрывов в ночь с 8 на 9 мая 2014 года самодельных взрывных устройств возле “мемориала Вечного огня» и памятника Ленину в городе Симферополе, а также поджогов офисов общественной организации «Русская община Крыма» и представительства партии «Единая Россия» в городе Симферополе 14 и 18 апреля 2014 года соответственно", — говорится в сообщении Центра общественных связей ФСБ России.

В ходе произведенных обысков по местам проживания соучастников преступлений обнаружены и изъяты взрывчатые вещества, огнестрельное оружие, боеприпасы, канистры с зажигательной смесью, строительные каски (подобные использовались при беспорядках на Майдане), респираторы, противогазы, баллоны с краской (аэрозоль), националистическая атрибутика. Подозреваемые дали признательные показания об участии представителей «Правого сектора» в организации террористических актов на территории Крыма, чтобы дестабилизировать общественно-политическую обстановку на полуострове и оказать воздействие на принятие решения органами власти России о выходе Республики Крым из ее состава.

Для формирования батальона «Крым» в Днепропетровск из Западной Украины прибывают «татарские беженцы»-боевики из радикальных исламистских группировок, покинувшие Крым в канун референдума о воссоединении с Россией. Всё это время они проходили тренировки в лагерях Галичины и Польши. Первое подразделение батальона «Крым» уже передислоцировано в Бердянск для блокирования побережья. Местные жители рассказывают, что исламисты зарезали несколько азовских рыбаков — для устрашения всех, кто ходит на катерах к российскому берегу. Кстати, так называемый лидер крымских татар Мустафа Джемилев получил в Польше премию «Солидарности» имени Леха Валенсы и 1 миллион евро, а затем встретился с Бараком Обамой, который поддержал его «в борьбе за попранные права крымско-татарского народа», которую тот ведёт ещё с советских времен — сообщила «Экпресс-газета» в № 23 от 09.06.2014 года. Там также отмечено, что «Мустафа-эфенди ещё тот типчик. Его папа был карателем во время фашистской оккупации Крыма. Сам „правозащитник“ сидел в советское время за изнасилование. А его сынок — наркоман, осужденный за убийство. Небольшая историческая справка о крымских татарах. Из 23 тысяч крымских татар, призванных в Красную Армию во время Великой Отечественной войны, дезертировало 20 тысяч. Татары массово участвовали в карательных операциях на стороне гитлеровцев. Американцам не нравится их депортация? Но в 1942 году около 120 тысяч японцев, проживавших в США (из которых 62 % имели американское гражданство), попали в концлагеря. И они не предавали свою страну, а просто имели „неправильный“ разрез глаз. Да что японцы? Миллионы индейцев, представителей коренного населения страны, были уничтожены „политкорректными“ американцами. Ровно 150 лет назад, в 1864 году, полковник американской армии Джон Шевинтон заявил, что даже индейских детей не следует жалеть.

— Я пришёл, чтобы убивать индейцев, и считаю, что это право и почётная обязанность. И необходимо использовать любые средства под небом Бога, чтобы убивать индейцев, — заявил он своим офицерам. Так что не Бараку Обаме судить „о притеснениях“. А восстановить честь невинно осужденных — »были, к сожалению, и такие" президент России Владимир Путин дал указание и безо всякой указки Запада. Кстати, пока Крым был в составе «незалежной» Украины, реабилитацией крымско-татарского народа почему-то никто не занимался. Поэтому Указом Президента Российской Федерации от 21.04.2014 г. № 268 «О мерах по реабилитации армянского, болгарского, греческого, крымско-татарского и немецкого народов и государственной поддержке их возрождения и развития» — эти народы, претерпевшие лишения от сталинских репрессий и незаконной депортации получили теперь возможность политического, социального и духовного возрождения, защиту личных и имущественных прав со стороны Российского государства.

Не могу не привести мнение Анатолия Куликова, генерала армии, министра МВД России с 1995 по 1998 год, ныне президента Клуба военачальников РФ, доктора экономических наук, опубликованное в «Военно-промышленном курьере» № 18 от 20-27.05.2014 года в статье «Запоздавшая правда о депортациях»: "…размышляя о сепаратистских настроениях в начале 90-х годов на Северном Кавказе, я пришел к выводу, что одной из причин этого является необнародованная правда о депортации. Трудно назвать основания для этого замалчивания… Но это недопустимо. Власть была обязана сразу по окончании войны вернуть невиновных на историческую родину, а виновность изменников и предателей доказать и обнародовать. Это позволило бы залечить душевные раны: не может весь народ быть ответственным за преступления и поведение своих соплеменников, даже если это носило и не единичный характер.

Если бы власть поступила так после войны, мы бы не имели конфликта на Северном Кавказе в такой острой форме, как вооруженное противостояние. Но время лечит.

Сегодняшнее состояние Чеченской Республики, Ингушетии и других республик Северного Кавказа свидетельствует о созидательном настрое людей.

Оценка минувших исторических событий корректна лишь относительно. События имели определенные предпосылки и сформировались в контексте одного временного отрезка и в конкретных обстоятельствах, а их анализ происходит в другую эпоху и в других социально-политических форматах, в том числе другими поколениями, имеющими иной опыт и взгляды. Такой анализ неизбежно допускает толкование хода истории в сослагательном наклонении, что сохраняет простор для фантазий дискутирующих сторон. Сегодня мы идеологически раскрепощены, свободны мировоззренчески.

Именно поэтому должны делать поправки на то, что было присуще конкретному эпизоду истории. Исследуя такой вопрос, как депортации и связанные с ними нарушения прав личности, стоит заметить, что военное время не самое подходящее для тщательного соблюдения прав человека.

Крымская земля обильно полита кровью населяющих ее народов, овеяна памятью о взаимной жесткости и не всегда виною тому война, политика и злодейства той или иной власти".

Приведу собственное мнение о депортациях ряда народов в годы Великой Отечественной войны. Сталинская депортация народов, подробности которой стали известны лишь сравнительно недавно, была, конечно, грубейшим нарушением всех юридических норм даже в условиях военного времени и совершенно незаконной с позиции действовавшей тогда конституции СССР. Среди народов Северного Кавказа ее последствия наиболее сильно сказались на чеченцах, ингушах, карачаевцах и балкарцах.

Всё это происходило в период существования советского государства, а нынешняя Российская Федерация — молодое государство, образованное в начале 90-х годов 20 века никакого отношения не имеет к тому, что сделал сталинский режим. И искусственно увязывать ответственность за депортации с нынешним российским государством совершенно необоснованно. Одно только то, что 26.04.1991 г. молодым российским государством был принят закон № 1107-1 «О реабилитации репрессированных народов», который неукоснительно выполнялся и выполняется.

В своей статье «Принуждение к Крыму», опубликованной в еженедельнике «Военно-промышленный курьер» № 21 от 24.06.2014 года, президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский, характеризуя террористические угрозы России со стороны Украины пишет: «В отношении лидеров и активистов партий и движений, представляющих прямую военно-террористическую угрозу для России, должен быть применен весь комплекс мер по их превентивной нейтрализации. Опыт Израиля и США по борьбе с терроризмом за пределами их собственных границ, а также отечественный на Северном Кавказе позволяет в этом вопросе опереться на большую практику. Возможность вооруженных вылазок украинских националистов, поддерживаемых властями Киева, на российскую территорию и организации ими терактов на объектах инфраструктуры имеет вполне практическое наполнение. Действия такого рода могут быть предотвращены только активной наступательной политикой за пределами страны.

В этой связи существенное значение приобретает сбор сведений о реальном состоянии дел в вооруженных формированиях, действующих на территории Украины, на чьей бы стороне они ни воевали, включая армию, национальную гвардию, „сотни майдана“, вооруженные отряды „Правого сектора“,»Удара", «Свободы» и криминальные группировки. Последние в ходе украинского кризиса получили практически неограниченный доступ к вооружениям, в том числе армейского образца. С учетом того, что до сорока тысяч выходцев из уголовного мира пополнили ряды националистических отрядов, исходное число боевиков которых можно на сегодня оценивать примерно в двадцать тысяч человек, параметры проблемы более или менее ясны.

Отдельный вопрос — иностранные наемники из частных военных компаний, включая нанятые в качестве личной охраны местными олигархами 300-400 человек из бывшей «Блэкуотерс» Эрика Принса. Присутствие их на Украине подтверждено многочисленными свидетельствами, которые позволяют рассчитывать на захват и предъявление международной прессе кого-либо из лиц этой категории. При этом речь идет именно о профессиональных наемниках, а не о мотивированных добровольцах из числа украинской диаспоры, в первую очередь американской и канадской, которых можно найти среди боевиков «Правого сектора».

Характерной особенностью обсуждения украинской проблемы является диспут о том, до каких пределов в случае, если это окажется неизбежным, может быть доведена операция по принуждению действующего украинского руководства к миру.

Приглашение президентом Петром Порошенко в качестве консультанта экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, ближайшее окружение которого имеет практический опыт организации успешных террористических атак в России, включая теракт в аэропорту «Домодедово», делает этот сценарий весьма вероятным".

Что подтверждает и информация из «Экспресс-газеты» № 20 от 19.05.2014 г.: «Спецслужбы США создают в Львовской области Центр подготовки штурмовиков-диверсантов для работы на территории России. Эти же подразделения будут наводить порядок и в Европе на территориях государств, чьи правительства не согласны с политикой США. В распоряжение будущего диверсионного центра передаётся часть общевойскового полигона. Новое подразделение закрыто даже для украинских властей»

Характеризуя возможности Запада использования радикального ислама для дестабилизации внутренней обстановки в России, Евгений Сатановкий в своей статье «Направление главного удара — Россия», опубликованной в «Военно-промышленном курьере» № 16 от 30.04-13.05. 2014 года пишет: «Для России главным здесь является одновременное охлаждение американо-турецких и эрдогано-гюленовских отношений. Это резко снижает возможность использовать Турцию как соседа России, имеющего с ней безвизовый режим, по крайней мере, с согласия турецкого руководства и при поддержке ее спецслужб.

Речь отнюдь не идет о необходимости смягчения контроля за лицами, въезжающими на территорию России, включая Крым, через Турцию. Присутствие в числе джихадистов в Сирии около 2000 выходцев из российских регионов, в том числе до 1500 этнических чеченцев, а также нескольких тысяч боевиков из республик Центральной Азии, облегчает „реверс“ террористов в Россию в случае нахождения ими спонсоров, готовых использовать их против Москвы, а не Дамаска. Последние есть и в Катаре, и в Саудовской Аравии.

Об этом говорит как финансирование Управления общей разведки (УОР) Королевство Саудовская Аравия (КСА) (во главе его до середины апреля стоял организатор гражданской войны в Сирии Бандар бин-Султан) террористического подполья в Дагестане, через которое были проведены в конце 2013 года оба теракта в Волгограде, так и роль Катара в спонсировании „Имарата Кавказ“ (ИК) в последний период активности Доку Умарова.

Новый лидер „Имарата Кавказ“ (ИК) — Алиасхаб Кебеков обучался в Саудовской Аравии и, несомненно, попытается опереться еще и на тамошних спонсоров, чего после гибели последнего саудовского эмиссара на Северном Кавказе Моганнеда Умаров сделать не смог». О различных инструментах антироссийской политики, применяемых США и их арабскими союзниками Евгений Сатановский пишет и в другой своей статье «Финал однополярного мира», опубликованной в «Военно-промышленном курьере» № 15 от 23-29.04 2014 года: «Отсутствие единства в рядах арабских союзников Вашингтона учитывается руководством США и по мере возможностей используется им, хотя предоставляет немало возможностей и для России. Противоречия между заявленными целями политики, либеральной риторикой и практикой исламистских „эскадронов смерти“ на Западе никого не смущают, и в условиях нагнетания истерики в духе новой холодной войны вряд ли будут смущать. Тем более что исламисты, как показала ситуация с государственным переворотом на Украине и его последствиями в Крыму, остаются единственным эффективным инструментом антироссийской политики.

Это убедительно доказывает практика покойного Доку Умарова вне зависимости от того, опирался ли он в тот или иной период своей деятельности на поддержку Саудовской Аравии (во времена арабских „комиссаров“, включая последнего из них — Моганнеда), ближнего окружения Михаила Саакашвили (в период организации терактов на железной дороге Москва — Санкт-Петербург и в аэропорту „Домодедово“) или Катара, финансирующего сайт „Имарата Кавказ“.

Предсказуемая активизация в будущем террористического подполья в

Дагестане и нового лидера „Имарата Кавказ“ — этнического аварца Алиасхаба Кебекова с опорой на саудовских заказчиков и спонсоров, равно как нагнетание противостояния исламистов с властями в российской провинции, включая Поволжье, Урал и Сибирь, полностью вписывается в эту стратегию. Хотя использовать против России исламистских радикалов в крымско-татарской общине пока не удалось, не исключено из-за особой позиции влиятельной в ее руководстве Турции».

Завершая статью, автор обращает внимание на мнение Дины Лиснянской, эксперта по вопросам безопасности, специалиста по исламской культуре и арабскому языку, высказанное ей в статье Бахтияра Ахмедханова «Идею не победить, но можно лишить притягательности», опубликованной в еженедельнике «Независимое военное обозрение» № 20 от 20-26.06.2014 г.

Говоря об исламе в России, она отметила, что в отличие от большинства европейских государств, где ислам — совершенно чуждое явление, мусульмане в России — коренные жители, да и сама Россия имеет вековые традиции сосуществования христианской и исламской культур. Поэтому Россию не ждут какие-то потрясения, связанные с изменением демографической картины. Мусульман становится больше, но лица страны это не изменит, потому что Россия всегда была европейской страной. Но что вызывает тревогу у вышеуказанного эксперта по исламу — это рост радикальных течений среди мусульман, с одной стороны, и рост националистических настроений, с другой. В такой стране как Россия это очень опасно.

Николай Варавин

.

05 авг, 2016 г. 10:32

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!